25 ноября 2013, "Старт-33"


                                                                                    
                                    Что общего между режиссёром, математиком и рыбаком?

tychyk_01


  Владимирский театр драмы готовит премьеру — спектакль «Пиковая дама» по Пушкину. Своё прочтение известного произведения зрителям представит молодой московский режиссёр, ученик Марка Захарова, — Вячеслав Тыщук. Уже по окончании ГИТИСа его называли перспективным. К настоящему моменту за плечами режиссёра почти десяток постановок. А на днях стало известно, что Вячеслав Тыщук номинирован на главную театральную премию страны — «Золотую маску». Заинтриговали? Тогда представляем вашему вниманию беседу с молодым режиссёром.
В Москву через Аляску

— Интересно, как вы, математик из Новосибирска, оказались в ГИТИСе на курсе Марка Захарова, да ещё и на специализации «режиссура»?
— Я на мехмат поступил в 16 лет. Мне кажется, что человек в этом возрасте ещё ребёнок, и невозможно определить дело жизни, то, чем хочется заниматься. На тот момент нравилась математика, и с театром я раньше не соприкасался. А в Новосибирском университете у каждого факультета есть свой клуб. Например, у физфака — «Квант», у экономического — «Максимин», а у нашего, механико-математического, — «Контора братьев Дивановых». Это очень увлекательное течение, существует с 60-х годов, поэтому там есть дух свободы, драйва, хулиганства. Я в нашем клубе ставил, играл, придумывал шутки, писал тексты различных сценок, и там в первый раз почувствовал вкус сцены, успеха. Мне это безумно понравилось, и я понял, что хочу с этим связать жизнь.
  Когда окончил университет, надо было определяться, куда идти работать. И у меня был кризис, не хотелось ничего делать. Тогда решил поехать и поступать в ГИТИС, потому что это, по-моему, единственное место, где можно учиться режиссуре в России. А перед тем, как поступить, мы с друзьями поехали работать на Аляску. Друзья открывали свои дела, а я зарабатывал деньги, чтобы приехать в Москву, и можно было жить там какое-то время, снимать квартиру, не думать о деньгах, а просто учиться. На Аляске я работал рыбаком. Где-то 4 месяца был в плавании на трейлере seafood frozen — там ловят рыбу, и на корабле есть завод, где её сразу же обрабатывают. Когда холодильник заполнялся, приезжали в порт, разгружались, брали воду и еду — и выходили обратно в океан. Это было в Датч Харборе, там очень похоже на Россию, на самом деле. Там и церковь православная, и у алеутов — местного племени — до сих пор русские фамилии.

— Интересно, как специальность математика сочетается с режиссурой?
— В режиссуре нужно понимать структуру, по которой организована отдельная сцена и спектакль в целом. Математическое образование в этом очень помогает. Но вдохновение математика и вдохновение режиссёра — разные. В математике есть интеллектуальное постижение какой-то абстрактной вещи, которой является сама эта наука, она впрямую к человеку не относится. И мне сложно описать вдохновение, когда вдруг решается какая-то загадка. А в искусстве только интеллектом не обойтись: в режиссуре все идеи, всё вдохновение связано с постижением человека. Это всегда, помимо рациональных вещей, прорыв, иррациональное понимание природы, красоты — это самое ценное. Но сознательный мир, привычка видеть вещи структурно — помогает туда проникнуть.

— И вы никогда не жалели о выборе режиссуры как профессии?
— Нет-нет, это был сознательный выбор. Мне тогда был 21 год, это уже достаточно взрослый человек. Сейчас я получаю удовольствие каждую минуту, когда занимаюсь режиссурой. В этом смысле я счастлив.
Взаимный интерес

— Говорят, что режиссёры никогда сами своих услуг не предлагают, они только приезжают, если их приглашают работать. Это так?
— Всё по-разному происходит. Просто суть такова: хорошо, когда две стороны заинтересованы в каком-то проекте, в ином случае — не получится. Поэтому всегда происходит исследование взаимного интереса. Допустим, на фестивале мы увиделись с директором театра, ему понравилась работа — тогда всё произойдёт. Бывает, что через критиков ищут режиссёра, справки наводят. А когда приходишь в театр и говоришь, что хочешь поставить такой-то спектакль, это не работает. Хотя можно и так делать, наверное.

— Впервые идея поставить «Пиковую даму» во Владимире была озвучена директором театра Борисом Гуниным год назад. Как здесь появились вы?
— Есть такой критик — Александр Вислов. Он участвовал в работе лаборатории в «Чехов-центре» в Южно-Сахалинске, там я показывал свой эскиз по одному из произведений Чехова — «Моя жизнь». На работу было отведено всего 4 дня, но отрывок оказался весьма удачным, и потом из него вырос спектакль. Видимо, Вислову работа понравилась. Потом был спектакль «Облако-рай» (четырёхкратный номинант на «Золотую маску». – Авт.), наверное, тоже понравился. А у него с директором владимирского театра, видимо, есть рабочие отношения. Здесь как раз искали человека, который мог бы поставить «Пиковую даму», и Вислов посоветовал меня. Мы с директором театра сговорились, так и произошло. Мне давно хотелось поставить Пушкина, правда, «Дубровского» — этот роман мне кажется сейчас более актуальным. Но над «Пиковой дамой» тоже интересно поразмышлять.

— В нашем театре нет главного режиссёра. При этом множество постановщиков, особенно молодых, ездят по стране и работают над спектаклями в разных театрах. Почему так?
— Это связано, в первую очередь, с тем, что в этом случае ты уже занят не постановкой спектаклей, а ответственностью за судьбы актёров, за художественную политику театра, обрастаешь кучей нетворческих вопросов. Всё это отвлекает молодого режиссёра от роста мастерства в профессии. И не всегда ещё директора хотят делиться властью художественной. Такое тоже есть.
  Я для себя решил так: пока нужно сконцентрироваться на творческих задачах. Но не исключаю, что в какой-то момент захочу руководить театром и почувствую, что смогу с этим справиться.
Ловец идей

— Мало кто задумывается, как живут режиссёры, когда приезжают работать в другой город. Много ли им надо и что они получают?
— Всё связано с работой, это центр жизни, вокруг которого всё вертится. Она требует большого количества времени и концентрации, по крайней мере, у меня. Есть утренняя репетиция, вечерняя репетиция, и к ним надо быть готовым. В этом смысле всё расписано. Потом у меня есть немного времени на прогулку по городу, чтоб свежим воздухом подышать, и на пробежку — чтобы тело в форме держать.

— Откуда у вас увлечение бегом?
— В здоровом теле здоровый дух. Я начал вес набирать — мне это не понравилось, и было какое-то вялое психологическое состояние. Я начал бегать — избавился от одного и от другого. Теперь есть бодрость, концентрация. Очень помогает в работе. Час занятия циклическими видами спорта — всем советую.

— А в чём заключается суть режиссуры? В школах, например, часто учительницы литературы собирают детей, берут пьесу — и ставят...
— Суть режиссуры в постижение природы человека, так пафосно можно сказать. Когда ты постигаешь художественный образ и его выражаешь через актёра, через театральные средства. Просто взять текст и ставить может каждый интеллигентный человек, наверное. Но тут самое важное — чтобы была идея и вдохновение. Мне кажется, самое важное — выловить энергетический источник — ни с чем несравнимое чувство радости, которое тебе хочется выразить. Без этого энергетического источника очень сложно заниматься профессией — тогда у тебя мотива не будет идти и что-то делать, репетировать.
  А если брать технологический процесс, то он в том, что режиссёр как рыбак с удочкой — сидит и вылавливает идеи из всего. Допустим, бывают периоды, когда я не знаю, что поставить. Тогда я читаю много книг, смотрю, кто выиграл литературные конкурсы, что произошло в стране — чтобы нащупать тему, на которую моя человеческая природа отзовётся. Если находишь пьесу, делаешь разбор — анализируешь структуру, по которой организован текст. И уже дальше пропускаешь его через свой жизненный опыт, насыщаешь все маленькие детали своей энергией. И вырастает другой художественный образ. То есть, ныряешь вглубь текста, вылавливаешь оттуда энергию, как большую рыбу, потом готовишь её.

— Одна из ипостасей режиссёра, если верить Немировичу-Данченко, — режиссёр-педагог. Как молодому постановщику завоевать авторитет у заслуженных и народных? Как их взять в кулак?

— В кулак никого не надо брать. Что даёт режиссёру право на лидерство — это наличие у него идеи, театральной затеи. Она сама по себе и тебя возбуждает, и актёров, и они увлекаются ею. Если у вас возникает «озорной договор» с ними, тогда дело сделано. Мне кажется, в этом основная задача режиссёра — вокруг замысла организовать театральную партизанскую «банду» единомышленников. Если у актёра возникает интерес — больше ничего не надо.

                                                                                                  Общая ответственность

— Известно, что зрители разных стран по-разному воспринимают одни и те же фильмы и спектакли. А если в масштабах России — публика отличается ментальностью?
— Россию объединяет русский язык как некий общий культурный код. Но, конечно, в Москве зрители отличаются от зрителей в Лысьве или Южно-Сахалинске. Чувствую, что отличие есть, но мне сложно сформулировать, в чём именно.

— А существует ли такое понятие как «душа города»?
— Да. Пока идёшь от дома до театра, собираешь впечатления. И душа города считывается через людей, через архитектуру, через дороги — это некий «культурный текст». Всё это создаёт свою атмосферу. По Владимиру, например, очень приятно гулять. Есть города, где это делать невозможно, хочется уйти в лес, чтобы хотя бы там себя лучше чувствовать. А Владимир в этом смысле — чудесный.

— Вы недавно поработали в технике «вербатим» (спектакль, основанный на интервью реальных людей. – Авт.). Зрители сегодня хотят видеть социальный срез жизни? Нужно ли это им?
— Можно поставить произведение «за» что-то или «против». «Против» — когда выявляешь какие-то проблемы, и вокруг них организовывается художественное произведение, в котором «высвечивается» что-то весьма неприятное о самих себе. Только те, у кого жизнь налажена, открываются проблемам. Но большинству людей в такое «зеркало» не хочется смотреть. Они идут в театр за сказкой, иллюзией, которая отвлечёт от проблем. Но мне кажется, что в хорошем произведении и то и другое переплетено.

— В Москве, да и во многих других регионах, сейчас бурная политическая жизнь. А вообще, режиссёр — он должен быть в курсе политических течений или немножко в стороне?
— Наверное, каждый сам для себя решает. В 90-х были примеры, когда люди закрывались от мира, занимались искусством, потому что понимали, что то огромное количество проблем они не смогут решить. Оставалось единственное — делать своё дело. Но в то же время, это наша страна, надо быть открытыми проблемам, понимать, что происходит, делать всё возможное, чтобы улучшить жизнь здесь. Мне кажется, мы все ответственны за то, что происходит. Поэтому надо интересоваться, кто у власти, понимать поступки этих людей, надо голосовать, выбирать тех, кто может отстоять наши интересы. Мне кажется, не то, что режиссёр, каждый житель взрослого общества понимает, что нельзя передавать ответственность каким-то дядям, которые за нас всё решат.
Такой разный успех

— А всё-таки, быть режиссёром — это профессия или образ жизни?
— Образ жизни, конечно. Потому что профессия занимает 80-90%, а иногда и всё время. Она центрирует твою судьбу, твою жизнь, вокруг неё всё происходит.

— Можно сказать, что вы довольно успешны. Вообще, что такое режиссёрская удача? Как стать успешным режиссёром?
— Мне кажется, не об этом надо думать. Главное — внутренний успех перед самим собой. Я считаю, что успех — это когда мне удалось сделать работу, на начальном этапе поймать идею и её выразить. Бывает так — договорился, работу организовал, но не успел вглубь материала занырнуть, и из этой глубины вытащить понимание, не успел выхватить живую энергию, то есть, я вхолостую выпустил силы, и какой бы внешне удачной работа ни была, для меня это не успех. Успех — только там, где есть живая энергия.

                                                                                                   Источник http://start33.ru/news/read/interview/64-tishuk


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты