Марина Киселева, 18 сентября 2010, "Владимирские Ведомости"

zachem_01

                                                                                                                      Фото: Владимира ЧУЧАДЕЕВА.

Вчера во Владимире стартовал уникальный театральный проект . Владимирский академический драматический театр инициировал проведение Всероссийского театрального форума «У Золотых ворот», на который съехались театры, ставшие со своими спектаклями победителями самых известных фестивалей (об этом - во вчерашнем номере «ВВ»). А открыл наш «фестиваль фестивалей» почетный гость - Государственный академический Малый театр России с постановкой бессмертного «Горя от ума» Грибоедова. И уже за один этот визит, не говоря обо всех 11 днях предстоящего театрального пиршества, владимирским театралам нужно поблагодарить наш театр во главе с его директором Борисом Гуниным. В спектакле Малого занята целая плеяда блистательных актеров - Людмила Полякова, Ольга Молочная, Глеб Подгородинский, Виктор Низовой и, конечно, Юрий Мефодьевич Соломин, художественный руководитель Малого театра, чьи высокие звания, награды и великолепно сыгранные роли в театре и кино можно перечислять очень долго. Примечательно, что все вышеназванные артисты приехали во Владимир.
   ...Вчера еще до спектакля Юрий Соломин, Людмила Полякова и заместитель художественного руководителя ГАМТа Валерий Подгородинский встретились с владимирскими журналистами, чтобы поговорить о современном театре и, конечно же, о начавшемся форуме «У Золотых ворот».   Валерий Подгородинский сразу отдал должное организаторам:
- Ни один из провинциальных театров России еще не замахивался на то, на что Владимир замахнулся сегодня. Поднять такую махину! Не знаю, удалось ли, будем говорить об этом уже 26 сентября - по завершении фестиваля...
Юрий Соломин в свою очередь с любовью говорил о провинциальных театрах и объяснил причину участия в этом проекте Малого театра:
- Я люблю говорить «провинциальные театры» - это звучит очень исторически. Не периферия, а именно провинция. Провинциальные театры - это хорошо «оплодотворенная» земля. Поэтому мы в Малом театре очень хорошо относимся к таким вещам, всегда протягиваем руку - будь то фестиваль Николая Рыбакова, для которого Островский написал пьесу «Лес», или другие аналогичные фестивали... Есть возможность - мы помогаем. Иногда в ущерб себе. Вы же понимаете, что гастроли - это одно, а фестиваль - совсем другое.
В классике есть все!
  Юрий Соломин:
- Русскому классическому театру сегодня нужна русская классическая литература. Возможно, и классическая западная... Но Фонвизин, Пушкин, Гоголь, Лермонтов, все Толстые, Чехов, Грибоедов - на этой базе возник русский психологический театр, который пока еще знают и любят во всем мире. На основе этой драматургии родилась русская театральная школа. В классике есть все! Несколько лет назад, когда разбиралась история с Мавроди, все эти дела с банками, у нас в театре шел Золя - пьеса «Делец». Так вот - Мавроди читал Золя! Возьмите пьесу, прочитайте - точно, будто это был консультант Мавроди! Ведь откуда идет современность? Из жизни. Но лучше Гоголя никто пока не написал. Лучше Островского - нет драматургии. Все это современное - кондовое, с раздеванием, - это все совершенно другое. Почему Чехова знают все в мире? И обожают все - и черные, и белые, и в крапинку? Потому что у него там все, все болевые точки, которые гений знал и «нащупал». А поскольку он был первый, все остальные - за ним, в очередь, а это уже все не то. Это как... Как мы пытаемся Голливуд перепрыгнуть. Не получится! Мы сильны совсем в другом. И не надо подражать кому-то, надо развивать свое. Что интересно и нам, и Западу, и Востоку. Малый театр несколько раз был в Японии, они каждый раз просили - Чехова, Чехова, Чехова! Ну мы им - может, кого другого? Они - Толстого! То есть они просят это! Недавно одна японка - она училась в России - написала книгу о Толстом, очень интересно, книга переведена на несколько языков, а мы-то почему не пишем? Вот в этом и кроется наша современность, понимаете? Мы зачем-то пытаемся переплюнуть спагетти, а зачем? У нас есть свои сибирские пельмени. Только их надо готовить честно, и тогда уж их никто не переплюнет.
К современным интерпретациям классики всенародно любимый гость относится скептически:
- Вы думаете, нам это должно нравиться? Я вырос на классическом репертуаре, закончил школу в ХХ веке, изучал «Войну и мир» не по диагонали. Наше поколение здорово подготовили. Конечно, я понимаю, можно делать по-разному. Хорошо делать кульбиты, на качелях произносить монолог Гамлета... Но тогда цирк что будет делать? Ставить драматические произведения?
  Людмила Полякова:
- Мы недавно выпустили «Ревизора», и Юрий Мефодьевич сказал потрясающую фразу - «вы поймите, что хотел сказать Гоголь! Не то, что «я хочу на основе Гоголя», а что именно он хотел сказать». Вот! Вот это отношение! Эта тема чиновничества сейчас настолько злободневна, современна. И важно понять, что хотел сказать автор. А эти авторы бессмертны. И как - когда какой-то человек с какими-то «мозгами с маленьким коридорчиком» начинает эти великие пьесы по- своему интерпретировать - так, что в итоге все в конце концов стоят голые. Ерунда! И я, увы, не знаю современных пьес. Я их не вижу. И не знаю образа, которым бы заболела. Порой приходится наполнять собой, извините за высокопарность - всем тем, что я на сегодняшний момент в своем возрасте со своим пониманием жизни как женщина накопила. Вкладываешь себя в этот материальчик, а потом говорят - да, ничего... Наверное, есть где-то хорошие авторы, но мне они пока не встретились.
  Юрий Соломин:
- Хотя важные темы сейчас появляются: ненужность старика, ненужность профессионала... Это важные темы не только в искусстве.
Публика чувствует все!
  Юрий Соломин:
- Нормальная публика все чувствует. А ненормальная сидит в буфете. Если серьезно - публика ведь тоже разная, давайте честно говорить. До определенного возраста - и потом... Но вот я резко относился к молодежи в зрительном зале... А лет восемь назад у нас шла пьеса Шиллера «Коварство и любовь». Ее вдруг поставили под Новый год, 30-го, я - «как можно?». Вошел - там молодежная аудитория. Я бился головой о стенку, чувствовал, что сейчас сорвут. Но - тишина. Я вошел тихонечко в зал и увидел совершенно другие лица, которые очень внимательно смотрели за происходившим и никак не реагировали. Закончился первый акт, начался второй... А в финале - гром аплодисментов, после чего я, как говорится, сменил ориентацию (смеется. - М.К.). Да, есть разная публика. Но если 20% знают, зачем они пришли в театр, то они перетягивают на свою сторону остальных - своим вниманием, интересом, своей реакцией, - как и артисты. Мы же тоже перетягиваем зрителя на свою сторону, но чтобы нам поверили, нужно отдаваться этой работе, отдавать нервную энергию, потеть, извините меня...
 Людмила Полякова:
- Нас, Малый театр, всегда встречает удивительная публика, куда бы мы ни приехали. И люди часто говорят - слава богу, что театр еще сохранился, живет. Просто некое антрепризное начало - с его двумя занавесками, тремя стульями, тремя звездами и незамысловатой драматургией - все дискредитирует. А тут приезжает Малый театр - со СЛОВОМ!

 


                                                                                                                                               Автор: Марина Киселева

                                                                                                               Источник http://www.vedom.ru/news/2010/09/18/1867-zachem


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты