Марина КИСИЛЕВА, 4 октября 2011, "Владимирские Ведомости"

on_znal

     Немногим больше года назад от нас ушел замечательный театральный актер и режиссер народный артист РФ Леонид Соловьев, почти полвека отдавший служению театру вообще и тридцать лет ‑ непосредственно владимирской сцене. Во Владимире Леонид Соловьев сыграл около ста незабываемых ролей ‑ и незабываемыми они стали исключительно благодаря его таланту, характерности и вере в профессию. Это он был искрометным солдатом Швейком в одноименном трагифарсе по Гашеку. И это он ‑ царь Федор в «Смуте» Толстого, король Генри ‑ в «Льве зимой» Голдмена, Попришин в «Записках сумасшедшего» Гоголя, Кутузов в «Давным-давно» Гладкова, Мольер в «Кабале святош» Булгакова, Фирс в «Вишневом саде» Чехова, Дулиттл в «Пигмалионе» Шоу... Но только игрой (да, блистательной!) многогранность его личности не ограничивалась. Леонид Соловьев увлеченно занимался режиссурой, и владимирские театралы хорошо знают его ‑ всегда особенные - постановки Гоголя и Ворфоломеева, Кальдерона и Моэма... А в 2001 году Леонид Алексеевич создал первый во Владимире антрепризный театр, назвав его «Вечерним» и лично поставив там больше двадцати ярчайших образчиков отечественной и зарубежной драматургии. Этот театр на радость владимирскому зрителю просуществовал несколько сезонов.
   В минувшее воскресенье во Владимирском академическом театре драмы прошел вечер памяти Леонида Соловьева «Река жизни», поставленный известным во Владимире молодым актером и режиссером Владимиром Кузнецовым. «Это не просто вечер воспоминаний, это - спектакль. Актеры театра постарались передать ту атмосферу, в которой они работали вместе со своим коллегой, и хоть на короткое время вернуть его на сцену»... А сегодня в «ВВ» - интервью с супругой и, как нам кажется, музой Леонида Соловьева, народной артисткой России Галиной Ивановой...
- Галина Яковлевна, есть разные мнения по поводу того, хорошо это или плохо ‑ брак двух творческих людей. Одни считают, что двум актерам легче понимать друг друга. А другие ‑ что в семье актеров слишком много театра...
- В нашем случае все было хорошо. Мы друг другу совсем не мешали. Тем более когда работали как актеры в разных спектаклях... Ну а режиссером он для меня был потрясающим, и я ему беспрекословно подчинялась. Слушаться его ‑ это всегда приводило к хорошим результатам. Я, кстати, ему вообще очень благодарна, потому что фактически он меня сделал актрисой, зная и понимая меня и мои возможности лучше меня самой. И объясняя мне, что я могу, и добиваясь того, что я сама убеждалась ‑ я и правда это могу. Так все получалось...
- И что же он в вас понимал? Это довольно сильное утверждение - «он сделал меня актрисой».
- Он понимал, что я эмоциональная актриса. Не «головастик» - а есть такие артисты, которым надо все, каждую фразу по косточкам разобрать, а тот, кто чувствует, как надо сыграть, просто эмоционально «схватывает». У нас в театре, например, Галя Фатхутдинова ‑ такая же эмоциональная актриса, за что Леонид Алексеевич ее тоже очень любил... И потом, тут есть важный момент ‑ у нас с Лонидом Алексеевичем был длительный союз, жизненный и актерский, почти 38 лет. В конце концов он стал ставить спектакли «на меня». Так что только благодаря ему я сыграла очень много ролей, которых иначе могла не сыграть никогда.
- Галина Яковлевна, в нашей жизни ‑ зрителей - театр «Вечерний» был очень ярким явлением, которого, если честно, до сих пор нам не хватает. Это была классная затея, но с практической точки зрения ‑ очень уж рискованная... Зачем Леонид Алексеевич в это ввязался?
- Ну как зачем? Человек любил театр всем сердцем. И когда почувствовал свою невостребованность как актера, не опустил руки, а стал больше ставить, и ему это очень понравилось. Непосредственно в «Вечернем» театре ему нравилось то, что он был сам себе начальником. Причем именно в творчестве - что хотел, то и ставил, кого хотел занять ‑ того и приглашал... Спасибо театру кукол, который стал тогда нашей площадкой, это замечательная сцена.
- Но наверняка организационных забот вы получили больше, чем творческого удовольствия?
- Удовольствия тоже было много. И для нас, и, самое главное, я надеюсь ‑ для зрителя. Там было почти триста мест. Мы играли при полных залах. Это было чудесное, хотя и непростое время...
- Галина Яковлевна, вы упомянули о невостребованности... Меня и тогда, и сейчас поражает, что ни вы, ни Леонид Алексеевич на это не злились. Откуда такая неистребимая доброжелательность?
- Ну а какая может быть злоба? С возрастом это предсказуемо и объективно... Понятно, что на молодых приятнее смотреть. Понятно, что я, скажем, уже не могу играть Ольгу в «Трех сестрах»... И потом ‑ мы в свое время столько всего переиграли! А Леонид Алексеевич еще и ставил. Причем его спектакли часто долгожители. «Дикарь», например. «Дама-невидимка». Все, что он ставил, было очень добротно. К тому же он знал вкусы нашей публики. Уважал их, потому что работал именно для публики.
- Для театралов?
- Нет. Театралы ‑ это особый слой. Театралы ‑ это премьера и два-три следующих показа. Ну а дальше на спектакль приходит обычная публика, которая хочет знать сюжет, хотя, скорее всего, пьесу не читала, хочет смеяться и плакать... Это наша периферийная публика. И Соловьев работал именно для нее, а не для каких-то там фестивалей, чтобы грамоты получать, или критиков, чтобы те что-то там разгадывали и потом писали глубокомысленные отзывы. Для него важны были не грамоты и не хорошие рецензии, его главным желанием, особенностью было радовать публику. Именно публика решает, жить ли спектаклю. Соловьев это знал. И он знал, что публике нужно, потому что любил и уважал ее... Вот потому тот же «Дикарь» живет на сцене так долго.
- Ну, такая публика часто идет в театр «на название»...
- Правильно. И не случайно Соловьев придумывал очень завлекательные названия - «Не ходи с чужой женой в ресторан даже завтракать». Или, например, «Дама-невидимка» у него стала «Проделками молодой вдовы», а «Третье слово» - «Дикарем»... Он часто переделывал названия пьес. Ведь название спектакля ‑ это как заголовок к статье ‑ должен завлекать и сразу говорить о многом, чтобы человеку захотелось узнать, а о чем там, собственно...
- Знаю, что вы познакомились в Ростове-на-Дону. Чем Леонид Алексеевич вас тогда поразил?
- Всем. Я приехала туда в 1972 году по распределению, а он уже работал, был заслуженным артистом. Был очень интересным внешне. Хорошим актером. Интересным человеком ‑ заводным, с чувством юмора, массой знакомых. Он сразу окружил меня интересными людьми ‑ художниками, скульпторами, артистами... Мы проработали в Ростове 9 лет, а потом переехали во Владимир.
- Не жалели о выборе этой профессии?
- Никогда.
- Галина Яковлевна, а почему Леонид Соловьев ‑ прекрасный рассказчик ‑ никогда не подрабатывал ведущим вечеров? В этом же нет ничего зазорного...
- Конечно, это абсолютно нормальная работа. Просто Соловьев этого как-то стеснялся. Даже на Деда Мороза не соглашался... Жило в нем этакое ...благоговение перед сценой...

Фото: из архива Юрия КРУЦЕНКО.

                                                                                                                                                                         Автор: Марина КИСИЛЕВА

Источник http://www.vedom.ru/news/2011/10/04/5393-on-znal

                                                                                                                               


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты