17 сентября  2014, "За Владимир"

Вчера во Владимире начал свою работу III Всероссийский театральный форум-фестиваль «У Золотых ворот». На этот раз его программа отличается суперконцептуальностью.

Ее основное наполнение — трагедии, психологические драмы, трагифарсы и философские притчи, привезенные театрами Москвы, Санкт-Петербурга, Калуги, Новгорода, Липецка, Кемерово, Каменск-Уральска, Владикавказа, Норильска, Ярославля, Дзержинска, Пензы, Мичуринска и даже Киото (Япония). Все эти спектакли уже стали победителями других театральных форумов.

Открыл программу спектакль почетного гостя фестиваля Российского академического молодежного театра «Участь Электры» по пьесе Ю. О`Нила. Такое начало — настоящий вызов для тех зрителей, которые ходят в театр развлекаться.

Объявленной повесткой дня устроители фестиваля фактически заявили, что ждут от публики серьезной подготовки и активного осмысления происходящего на сцене. Как правило, жюри выстраивает программу очень вдумчиво, в ней всё не случайно, и если в качестве камертона театрального форума выбрана трагедия, то можно предположить, что дальше развитие пойдет по нарастающей. Трагическое начало требует логического продолжения и соответствия замыслу.

Возможно, именно поэтому церемония открытия фестиваля была более чем скромной, при этом вице-губернатор Михаил Колков от имени публики опрометчиво заверил жюри, что «владимирский зритель, как никакой другой, готов воспринимать эксперименты».

 

Среди нововведений форума – розыгрыш не только главного приза – «шапки Мономаха», но и сертификатов телеканала «Театр» на организацию съемок лучших спектаклей. Первый сертификат на 40-минутное интервью о судьбах российской сцены был вручен директору нашего театра Борису Гунину.

Ну, а теперь о спектакле «Участь Электры». Пьеса Ю. О`Нила была не знакома большей части владимирских зрителей, как, впрочем, и московских. Как выяснилось позднее, она впервые поставлена в России именно худруком РАМТа Алексеем Бородиным, склонным к масштабным экспериментам. Например, в этой пьесе заняты 20 актеров и идет она 3,5 часа с двумя антрактами. Одна из предыдущих постановок – «Отверженные» по книге В. Гюго – шла два дня.

При всей новизне материала его жанровая предсказуемость не создала необходимого для публики напряжения сюжета. Всё стало ясно в первые 15 минут. Открытым оставался лишь вопрос, каким способом покинут этот мир герои  пьесы – прОклятое богом семейство Мэннонов. Очевидно, поэтому после первого действия зал без боя оставила треть зрителей, а амфитеатр плавно перетек в партер. Неторопливое разворачивание экспозиции пьесы, подсурдиненные страсти (нельзя же их рвать в клочья все три действия), монохромные цвета декораций (даже американский флаг был серо-белым), первобытная тьма (вечная ночь) словно останавливали действие, отдаляли и максимально замедляли его.

Тем не менее гладко обкатанный временем каркас трагедии и архетипы главных героев позволили Алексею Бородину во всю мощь проявить талант постановщика и привлечь к реализации своей идеи не менее выдающегося сценографа Станислава Бенедиктова. Выстроенность декораций, продуманность музыкально-звуковой партитуры, деталей интерьера, костюмов героев, цветовая и световая гамма постановки потрясали.

Так, в согласии с чувствами героинь ненадолго вспыхивали зеленым цветом — цветом жизни —  их наряды, а смерть, постепенно лишавшая обитателей дома надежды на избавление от родового проклятья, окрашивала в черный даже цветы в саду.

Особенно сильное впечатление произвел главный, пожалуй, персонаж спектакля – особняк семейства Мэннонов, похожий то ли на полуразрушенный термитник, то ли на военный мемориал, высеченный в граните. Дом с его фамильными тайнами и портретами суровых предков на стенах навязывал героям их поступки. Построенный на крови, он заманивал в ловушки, завораживал семейными легендами, услужливо подсказывал фатальные решения. При этом сама декорация дома-трансформера, расположенная на поворотном круге, раскрывалась перед зрителями все новыми и новыми гранями, темными углами, потайными лестницами и переходами.

Спектакль получился безусловно режиссерским. Актеры работали в строго установленных постановщиком рамках, точно соблюдали рисунок роли, явно сдерживали свой темперамент и тем самым обедняли эмоциональное пространство спектакля, буквально заставляя страдать зрителей. Но такова уж их участь, предначертанная демиургом!

Отточенность мысли постановщика и интеллектуальность его посылов нашли горячий отклик у владимирских эстетов, а публике, как воздуха, не хватило открытой энергетики, зрительных контактов, импровизационной свободы и банального накала страстей, который время от времени все же прорывался электрическими разрядами зависшей над домом луны.

Елизавета Устинова

Источник  http://zavladimir.ru/?p=21409


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты